Адвокатам неизвестна судьба 65 заключенных после бунта в ангарской колонии

0
510

После бунта в исправительной колонии N15 в Иркутской области неизвестной остается судьба 65 заключенных, сообщил «МБХ медиа» правозащитник Павел Глущенко. Адвокатов в ИК по-прежнему не пускают. По телефону «говорят, что перезвонят, сообщат», по горячей линии получить информацию невозможно, сказал Глущенко.

Несколько заключенных после бунта содержатся в СИЗО N1 Иркутска. Хотя прокуратура области признала запрет на посещение изолятора незаконным и отменила распоряжение администрации учреждения, защитники какое-то время не могли туда попасть. Накануне Глущенко сообщил, что с адвокатами удалось встретиться только одному участнику волнений в ИК-15 — Хумайду Хайдаеву, которого силовики подозревают в организации бунта. После встречи с ним юристы сообщили о пытках.

Адвокат Хусейн Галаев ранее рассказал МБХ, что лицо заключенного было полностью обезображено, тело было покрыто гематомами, пальцы сломаны. «По словам Хайдаева, в первый же день его приковали наручниками к батарее в камере. Лицо покрыли липкой маской, свободным оставался только кончик носа. Эта маска находилась на его лице четыре дня. За день до допроса маску сняли вместе с кожей», — рассказали в общественной организации «Гражданское содействие».

Координатор проекта «Гражданского содействия» по защите прав заключенных Оюб Титиев рассказал «Сибирь.Реалиям», что Хайдаева обвиняют в организации бунта, хотя он пытался помочь пострадавшему во время волнений сотруднику ФСИН. «Он звонил брату в ночь с 10 на 11 апреля, рассказывал о происходившем, как предупреждал о том, что зреет недовольство, и пытался вытащить сотрудника ФСИН, но не смог — его оттеснили другие заключенные», — сообщил Титиев. Кроме того, Хайдаев скоро должен был освободиться.

Адвокаты Хайдаева заявили об избиении заключенного в прокуратуру и Следственный комитет по области. По их словам, срок заключения Хайдаева истек еще в декабре 2019 года, с тех пор юристы безуспешно пытаются добиться его освобождения.

О происходящем в колонии после бунта и пожара правозащитники узнают преимущественно от самих заключенных и их родственников. В пресс-службе ГУ ФСИН по Иркутской области порталу «Сибирь.Реалии» накануне заявили, что из-за угрозы распространения коронавируса для адвокатов, защитников и следователей введен особый порядок посещений, предусматривающий использование средств индивидуальной защиты.

Недопуск адвокатов в ведомстве отрицают, утверждая, что встречи защитников с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными в ИК-15 проводятся «в установленном законом порядке».

После бунта в ИК-15 возбуждены уголовные дела по ч. 3 ст. 321 УК РФ (дезорганизация деятельности исправительного учреждения, совершенная организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья сотрудников исправительной колонии), а также ч. 1 и ч. 2 ст. 212 УК РФ (организация и участие в массовых беспорядках).

По версии ФСИН, вечером 9 апреля группа осужденных напала на сотрудника колонии, нанеся ему телесные повреждения, а на следующий день заключенные совершили поджог, в результате которого были сожжены тепличное хозяйство, производственные цеха, училище и школа.

Осужденные утверждают, что волнения начались после того, как сотрудник колонии дважды избил заключенного. После этого несколько человек в знак протеста порезали себе вены. Пожар, по их словам, спровоцировали спецназовцы, использовавшие дымовые шашки и гранаты. Один заключенный впоследствии был найден повешенным, еще один получил перелом позвоночника.

Министр юстиции РФ Константин Чуйченко заявил, что бунт «срежиссировали извне» противники нового руководства иркутского управления ФСИН.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: